БиблиотекаНовостиРазноеЛучший социальный педагог столицы — о современных подростках и нюансах своей работы

Лучший социальный педагог столицы — о современных подростках и нюансах своей работы

Лучший социальный педагог столицы Алексей Кобызев рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости», как помогает ребятам преодолевать кризис подросткового возраста.

О работе

luchshi_socialni_pedagog1.jpg

— После награждения победителей конкурса я услышала от вас фразу: «Каждый учащийся нашей школы может постучаться ко мне и получить совет». Много таких смельчаков находится?

— На протяжении учебного года провожу групповые занятия в рамках шестого школьного дня. Суббот много, поэтому успеваю охватить почти все классы. Беру темы, которые волнуют учащихся. Нередко ребята пишут мне в социальных сетях, спрашивают, можно ли прийти и уточнить какие-то моменты. Так что смельчаков хватает.

— Расскажите, как проходят занятия.

— Одно из последних проводил в 10-м классе. Мы рассматривали вопросы взаимоотношений в коллективе. Помогла в этом игра «Королевство», разработанная российскими психологами: ребята выбирали короля, занимали определенные места в иерархии, я направлял их в нужное русло, давал задания. В процессе игры дети раскрепостились. В конце подвели итоги, я охарактеризовал каждого участника. Подросткам интересно. Они прислушиваются, задумываются.

— Ваша работа невозможна без знания психологии?

— Безусловно. Во время учебы в филиале Российского государственного социального университета нам читали курс психологии. Тогда же удалось получить профессиональный и жизненный опыт в Минском городском центре социального обслуживания семьи и детей, отвечая на звонки, поступающие на кризисную телефонную линию. Теперь занимаюсь самообразованием: в прошлом году освоил программу первой ступени гештальт-терапии «Московский Гештальт Институт», за плечами специализированный курс по работе с подростками. Планирую получить образование педагога-психолога на базе Академии последипломного образования.

— Как вы определяете, кому из ребят нужна поддержка?

— Меня сложно застать в кабинете, я постоянно общаюсь с детьми, знаю их, поэтому замечаю и изменения в поведении. Иногда сами ребята могут подсказать. Например, Карина рассталась с парнем или еще что-то. Кто-то пропустит мимо ушей такую информацию, но я понимаю, что в подростковом возрасте подобная ситуация может иметь негативные последствия.

Совместно со школьным психологом проводим ежегодное анкетирование, выявляем, есть ли у учеников та или иная зависимость, а также обязательные плановые анкетирования. Всегда стараюсь включить вопрос, на который ребенок ответит бессознательно и таким образом немного раскроет себя, что поможет мне понять его.

У ребят есть мой номер телефона, чтобы в сложной ситуации они могли позвонить. Бывало, и в час ночи выезжал в РУВД. Оказавшись в беде, подростки пугаются, теряются и могут наделать еще больше глупостей.

— Чтобы помочь ребенку, нужно расположить его к себе…

— Не знаю ни одного ученика в нашей школе, которому я бы не нравился, а если узнаю… (Смеется.) К сожалению, определенная проблема существует. Сегодня сложился несколько негативный образ социального педагога: этакий злой дядька, который будет ругать и ставить ребенка на учет. Действительно, если имеет место неблагополучие, в учреждении образования собирают совет профилактики. Я принимаю в нем непосредственное участие, объясняю родителям, какая ответственность предусмотрена Кодексом Республики Беларусь об административных правонарушениях. Когда приходит в школу инспектор по делам несовершеннолетних, мы вместе прогуливаемся по учебному заведению. Создается впечатление, что я дядя милиционер. Ученики 1-2-х классов так меня иногда и называют.

О школьниках

luchshi_socialni_pedagog.jpg

— Девочки не стесняются к вам обращаться?

— В таком возрасте у них часто возникают проблемы во взаимоотношениях с мальчиками. И кто, как не я, сможет им объяснить психологию противоположного пола? С девочками проще: они более открыты эмоционально.

— Какие они, современные подростки?

— Нынешние дети не умеют говорить о своих чувствах, переживаниях, о том, что происходит внутри. Замыкаются в себе, и потом происходит то, что происходит. Общаясь с ними, родители должны обозначать свои чувства: я злюсь на тебя, потому что…; я недоволен твоим поведением, так как…

Провожу встречи с родителями тех ребят, у которых есть проблемы в поведении. Объясняю, насколько опасны крайности — демократия и авторитаризм — в воспитании подростков.

— Младшая школа не остается без вашего внимания? Чем и как занимаетесь с такими учениками?

— Общаюсь с ними в игровой форме, провожу викторины, иногда устраиваем дискуссии, чтобы ребята с раннего возраста учились о себе рассказывать. В школе ежегодно проводится конкурс «Один дома», посвященный безопасному и ответственному поведению детей. В прошлом году наш 3-й класс взял два первых места на городском этапе в номинациях «Театрализованное представление» и «Плакат».

— Не забывают ли современные дети о своих обязанностях?

— Еще как! Постоянно приходится им на это указывать. В ежегодном анкетировании учащихся есть пункт: назовите свои права и обязанности. Права все дружно перечисляют, а вот обязанности… Из 300 детей в лучшем случае двое-трое напишут «учиться». И всё.

О проблемах и похвалах

— Доводилось ли принимать участие в изъятии ребенка из семьи?

— Да. Но всегда стараюсь предпринять меры, чтобы дети вернулись к родителям. Если вижу, что мамы-папы заинтересованы в том, чтобы измениться, иду навстречу, пишу ходатайства во все органы. Но есть и такие, которые кормят обещаниями и не спешат исправиться.

— Вы работаете социальным педагогом в школе № 137 на протяжении восьми лет. Изменилось ли поведение несовершеннолетних? Или проблемы одни и те же?

— Помню первый рабочий день. Пришел в кабинет, открыл окно и увидел: стоят красавцы, курят. Не поленился, вышел. Представился — все изменились в лице. Сейчас в этом плане спокойнее, отпала необходимость в рейдах вокруг школы. Зато, к сожалению, приходится сталкиваться с ситуациями, когда в вечернее время подростки оказываются на улице с бутылкой пива в руках и рискуют быть задержанными. Конечно, это неприятно и для нас, и для родителей.

Вторая проблема, не менее актуальная, — нецензурная брань в общественном месте. Она расценивается как нарушение Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. Бывает, подросток, чтобы отличиться перед сверстниками, употребляет крепкое словцо, а рядом проходит сотрудник правоохранительных органов. Он имеет полное право задержать несовершеннолетнего и составить протокол. Потом с ребенком будут работать представители инспекции по делам несовершеннолетних. Я как социальный педагог провожу со всеми нарушителями индивидуально-профилактическую работу.

— И много у вас таких ребят?

— Трое. Один признан находящимся в социально опасном положении. Не так давно еще одного пришлось отправить в спецшколу.

— За что вы цените свою работу?

— За возможность самореализации, так как я творческий человек: пишу стихи, сценарии для мероприятий и конкурсов, рисую. Общение с детьми продлевает молодость. Стараюсь быть для них достойным примером, а еще занимаюсь спортом. По субботам играю со школьниками в футбол.

— Лучшая похвала, которую получили?

— На день рождения, который отмечал в октябре, ученики подарили коллаж и чашку с надписью «Лучший социальный педагог», хотя конкурс только начинался. Они в меня верили. Я не мог подвести детей. Их доверие и откровенность — самая ценная награда за мои труды!

Марина Жданова,

Агентство «МИНСК-НОВОСТИ»

фото автора и Сергея Лукашова

Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.