БиблиотекаНовостиРазноеТест-контроль: ошибки быть не может. Директор РИКЗ рассказал, как составляют и проверяют ЦТ

Тест-контроль: ошибки быть не может. Директор РИКЗ рассказал, как составляют и проверяют ЦТ

Сегодня у абитуриентов тестирование по белорусскому языку. С экзамена по этому предмету (сдавать его планируют примерно 24.900 человек из 82.471 записавшихся на ЦТ) традиционно начинается проверка знаний кандидатов в студенты. На очереди – русский язык, который в четверг собираются писать около 66.900 человек. А накануне на заседании Госкомиссии по контролю за ходом подготовки и проведения вступительных испытаний была обозначена основная задача – абитуриенты и их родители должны быть уверены в том, что главным приоритетом, дающим право на поступление, являются исключительно знания. Как работает этот уже отлаженный годами механизм? Об этом в интервью «СБ» рассказал директор Республиканского института контроля знаний Юрий Миксюк.

testirovanie.jpg

– Могу с уверенностью сказать, что в стране создана уникальная система информационной безопасности. Начну с того, что на завершающей стадии формирования тестового задания с ним работает один конкретный человек, который и вносит его в общий банк данных, где оно кодируется. Вся работа идет в специальном помещении с видеонаблюдением, с ограниченным доступом, на специальных портативных станциях, которые не имеют выхода в интернет и каких-то внешних носителей. Есть и программная защита. Затем в назначенный день с участием госкомиссии формируется выборка, которая дает нам варианты тестов в виде кодов. Процесс происходит с помощью генератора случайных чисел. Скажем, из 500 вариантов госкомиссия случайным образом отбирает 10. Участники комиссии видят только шифры, у них нет возможности прочитать задания. С макетом теста опять же работает один человек в защищенной комнате с видеонаблюдением, куда никто не может зайти. Затем он же тиражирует тест, закладывает бланки в пакеты и запечатывает. Дальше эти пакеты хранятся в сейфе, откуда их в установленное время в запечатанных вализах забирает фельдъегерская служба и передает комиссии в центре тестирования. Ее представители убеждаются, что пломба целая, вскрывают вализу и проверяют целостность пакетов. А распечатывают их лишь в аудитории в момент тестирования.

– В РИКЗе ведется учет всех бланков ответов, то есть вы точно знаете, какой бланк в какую аудиторию отправился?

– Да, когда розданы бланки ответов и остались незаполненные, они гасятся. Все бланки ответов после тестирования поступают в РИКЗ опять-таки через фельдъегерскую службу, здесь они сличаются, при этом их количество должно совпасть с первоначальным. Затем бланки ответов сканируются и превращаются в фотографии, которые уже нельзя изменить. Вся последовательность действий фиксируется. После этого оригиналы бланков ответов опять пакетируются и отправляются на хранение. Храниться они будут до конца года. Вся дальнейшая работа ведется с копиями, что позволяет сохранить оригинал, не пускать его через множество рук. Отсканированную фотографию мы переводим в электронный вид, то есть оцифровываем. На этом этапе компьютер может что-то не распознать, поэтому проводится верификация. Тут важный момент: электронная часть разделяется компьютером на две области – регистрации и ответов. Верификатор участвует в проверке либо одной области, либо другой. Иными словами, полностью с бланком никто не работает.

– Кто может стать верификатором?

– Это сторонние люди, могут быть учителя, студенты. Они проходят серьезное обучение, и их задача – строго руководствоваться инструкцией. Хорошо, если у человека есть опыт работы на предыдущих вступительных кампаниях: будет быстрее выполнять свою задачу. При этом у верификаторов есть старшие руководители, которые контролируют процесс. И если мы видим, что кто-то пропускает погрешности, то есть заставляет компьютер снова и снова возвращаться к непонятным моментам, такого верификатора больше не приглашаем. Здесь просто задействован человеческий мозг, который помогает компьютеру правильно распознать сложные нюансы.

– Как выглядит процесс работы верификаторов?

– При проверке области регистрации идет обращение к компьютерной базе данных абитуриента. Если компьютер не распознает какую-то область, верификатор сверяет ее с фотографией области регистрации, скажем, это буква А или Д в фамилии. После этого опять компьютер проверяет, находит, что такой абитуриент действительно есть, номер паспорта совпадает. Если возникают какие-то сложности, у процесса может быть несколько стадий: после одного проверяющего смотрит другой, третий... Компьютер может возвращать, обозначать, что нужно посмотреть еще раз. Все для того, чтобы оцифрованное изображение однозначно соответствовало тому, что было записано в бланке. Когда проверена область регистрации, другие люди начинают верифицировать область ответов. Здесь опять же компьютер указывает, что в задании, где должен быть дан один ответ, обозначены два. Смотрится, что распознал компьютер и что на фотографии. К примеру, мы видим, что крестик поставлен неаккуратно и зацепил соседнюю клеточку или в ответах компьютер не смог понять, написана в слове буква П или Н. Уже на уточненное изображение компьютер накладывает шаблон правильных ответов, после чего результат попадает в базу. Это все очень сложный и длительный, но в то же время отлаженный процесс, и никаких сторонних действий, которые бы влияли на результат, быть не может.

– Иными словами, у абитуриентов нет повода для беспокойства: их ответы будут самым внимательным образом проверены, ошибки исключены?

– Совершенно верно. В силу того, что мы максимально пытаемся обеспечить защиту и информационную безопасность, система сконцентрирована в РИКЗ. Она всегда работала стопроцентно, и ни одного несовпадения с оригиналом установлено не было. Нас ведь тоже проверяют госкомиссия, компетентные органы. Выстроена система безопасности надежно, фиксирует любые действия и гарантирует прозрачность и объективность. Все продумано и прописано в служебных инструкциях, соблюдение которых и обеспечивает стопроцентный результат. Мы ведь по жизни часто встречаемся с различными сложными процессами, которые имеют организованную прописанную систему безопасности. И мы вынуждены им доверять. Например, собираясь лететь на самолете, доверяем отлаженной системе, которая проверяет: подготовлен ли самолет, готов ли пилот? Вряд ли кому-то придет в голову мысль пойти посмотреть, целы ли колеса. Или другой пример – электронный документооборот: если не будем ему доверять, придется снова носить бумажки из кабинета в кабинет.

– Еще один важный момент: в этом году для составления заданий привлекали учителей обычных общеобразовательных школ. Как отметили на заседании госкомиссии, чтобы задания соответствовали школьной программе. Не означает ли это, что тесты стали проще?

– Нет. Не только формулировки, но и сам материал должен соответствовать изложенному в учебниках. Чтобы не было таких вопросов, которые вынесены для ознакомления или не рассматривались в новых пособиях. Поэтому и привлекались практики, которые работают в школе, авторы учебников. В итоге по каждому тесту мы знаем учебник, параграф, страницу. Более того, скажем, по химии для ответов выбираются простые числа, чтобы вероятность ошибок при вычислении была минимальна. Если мы говорим о языках, то тексты должны соответствовать возрасту и лексическому опыту сдающих экзамен. Вся работа над тестами направлена на то, чтобы улучшить их качество и создать условия, которые бы максимально благоприятствовали уточнению уровня знаний абитуриента.

Ольга Пасияк, «СБ. Беларусь сегодня», 12 июня 2018 г.

Вы можете прислать нам свой вопрос. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.